Супрематизм Малевича — упрощать сложно

Началось всё с просмотре фильма «Шагал — Малевич», затем продолжилось чтением серии книг о художниках (Комсомольская правда, серия «Великие художники») — громогласные названия, провозглашение чего-то замудрёного, импульсивного, нового и с твёрдой уверенностью. Главное шуметь, держаться уверенно, смотреть поверх голов слушателей и быть на своей волне, потому что тогда присутствующие разделятся на два лагеря: одни с глазами троллфейса провозгласят: «ОООО, он бог, что он сказал — свято и истинно», вторые же задав вопрос и не услышав конкретизированного ответа, отойдут в сторону и даже у виска крутить не станут — пусть чувак пошумит, мало ли непризнаных гениев…
Читаем биографию, оно же «житиЁ» — провозгласил Малевич свою новую теорию, концепцию, основу, был членом (пардон), участником, заседателем… Писал ажно тома на 4 своих трактатов — что называется чувака «попёрло» и хорошо так пёрло…
Повторюсь, главное лить побольше воды, говорить сложными несуразными и неизвестными словами, и будет тебе новая наука. Есть такие люди, которые любят усложнять заведомо простые вещи. Обосновать? Смотрим на самого Малевича и его работы — ведь он как портретист делал весьма замечательные работы. Маслом. Офигенно. Но кем бы он был, если бы не шумел? Очередным безвестным портретистом? Но нет. Вспоминаю случай один. читала не так давно в ЖЖ у одного художника (простите, имя и ник запамятовала). Он пишет на заказ всеми видами материалов, сам любит всегда и везде пленерные наброски, не выпускает из рук блокнот для скетчей, работает где-то в издательстве иллюстратором, НО ! О себе и в ЖЖ написал, что полюбил последнее время простые формы и простой карандаш — рисует эти простые формы с разновсяческими тенями в зависимости от времени суток. Именно эта мысль и подтолкнула меня к нижеследующим выводам:
— если и когда ты офигенный художник, ты можешь писать что-то сложное, но наступает философский вопрос: «А зачем?» Зачем париться, пыхтеть, изображать? Я могу, но зачем?
— Если и когда в этих мыслях ты хочешь выпендриться, снискать славу, ты выдумываешь то, что уже всем давно и до тебя известно, но преподносишь это так, как будто это ты открыл и никто доселе кроме тебя ходил мимо и не замечал.
Об этом поподробнее. Берем то, чему учат даже в худ.школе — перспектива и композиция.
Я для примера взяла выдержки из книги Эндрю Лумиса «Творческая иллюстрация» (если не ошибаюсь в дословном переводе), а именно — КОМПОЗИЦИЮ в студию (после стрелок я изобразила предположение, как бы на холсте интерпретировал Малевич):

Дальше чуточку усложняем, берём линии построения и что называется «вписываем» в эти линии, что хотим:

Особенно в первом случае из рисунка модно вывести ассоциативно что угодно — и гроб, и кобру, и сфинкса…
Идём дальше. Я же Малевич. Мне же мало простой формы. Обернём всё чуточку сложнее — от натюрмортов, те же простые формы.
Из нижеследующего слайда рассморим первые два рисунка:

Зеркало туалетного столика, флакон с духами, пара пудрениц — можно композиционно обозначить их простыми формами и отобразить естественными цветами, например, зеркало голубой комнаты будет голубым, флакон с духами пусть салатовый, а пудреница золотистая — отчего и не отобразить все предметы как есть — салатовый, голубой, желтый. А чтоб не сливалось — ввести ещё какой цвет для второй пудреницы.
Можно не заморачиваться, как с рисунком номер два, а набор посуды (гжель к примеру) — взять и наваять простыми формами голубого цвета. А чо нам, нафиг рисовать вообще, я ж Малевич! Всё и так понятно!
Но на том всё как-то очень пока просто и логично. Непорядок. Надо ещё чуточку усложнить, чтобы воспевать не только простоту и примитивизм форм. За что возьмёмся? А за цвет! Оттенки? Градации? Не, не слышал. Раз берутся простые формы, то надо и чистые цвета. Примитивизм. Но и у этого примитивизма есть логическое объяснение.
Рассмотрим рисунок номер три. Ребёнок играет с собакой, по фону стул с куклой. Формы понятны. А вот цвет… Ребёнок — пофигу пол, мальчик или девочка, но эта фигура — центр картины, по сюжету — центр комнаты, а если замахнуться глобально, то и центр мира! Однозначно красным! Danger и всё тебе тут. Собака — понятно, пусть какая-то рыжая дворняга, но нету жу у Малевича оттенков, значит берем коричневый. А что — почти чистый цвет. И хватит. Кукла на стуле — а вообще почти второстепенный безликий предмет, но есть. Серым. Но нет же, чистый цвет — значит чёрным. Всё, бля, картина готова! И пофигу, что ты там, зритель, будешь думать и разуметь, на неё глядя! Главное, что я художник и зрею сейчас это!
И в таком же духе беремся за рисунок 4. Тут главные фигуры — вишневый пирог (значит красным), стакан (значит синим), тарелка (а нехай зеленым, кто мешает, я ж Малевич) и тарелка — белую на белом фоне не видно, а пусть желтая (кто запретит?)! Картина готова! И дальше — уразумел зритель солнце, высотку, лужайку и туристическую палатку — его проблемы!

зы.: при написании этого поста Малевич вертелся в гробу со скоростью пропеллера, а я ни в коем случае не претендую на толкование и критику, ни чьих религиозных прав и верований не ущемляю. Всего лишь прошу — кто может — пытайтесь понимать сами, что вы делаете, прежде чем будете учить других. А то напучит вас на 4 тома писанины, поди разберись потом в куче нагромождений излитого говна из вашей башки. Одно хорошо — хоть выходит. Бумага всё стерпит. Упрощайте. Усложнят вам другие за вас.

Но главное во всём этом — творите с удовольствием и будьте этим счастливы!



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *